Последние публикации

Плюсневые и другие кости стопы

В опубликованных отдельных работах по спортивной травме освещены лишь некоторые вопросы частоты патологической функциональной перестройки костной ткани у спортсменов по отдельным локализациям, количественному соотношению динамических нагрузок и их связь с ростом числа стрессовых переломов и т. д. (Кураченков А. И., 1959; Миронова 3. С, с соавт., 1982; Orava S. et al., 1978). Преимущественное поражение большеберцовой кости отмечают В. К. Добровольский (1960), Б. И. Мошиашвили (1977), Н. Burrows и др. Плюсневые и другие кости стопы по частоте поражения стоят на втором месте (Миронова 3. С, с соавт.

, 1976; Баднин И. А., 1977). Сообщения, касающиеся других локализаций носят эпизодический характер и зависят от уровня развития определенного вида спорта в данном регионе. Так, 3. С. Миронова и И. А. Баднин (1976) отмечают значительное количество стрессовых переломов заднего отростка таранной кости у артистов балета, S. Orava et al. (1978) — длинных трубчатых костей у лыжников, D. Holden and D. Jackson (1985) — ребер у женщин-гребцов и гимнастов.

Стрессовые переломы ребер наблюдали также P. Lunkenner (1985) и R. Gurtler (1985) у бейсболистов. Усталостные переломы локтевого отростка у теннисистов, метателей и боксеров описаны Г. М. Бурмаковой (1986).

Многие авторы связывают развитие стрессовых переломов с полом спортсмена. Так, W. Clancy and D. Foltz (1976) установили, что из 16 взрослых спортсменов усталостные переломы таза имели 15 мужчин. Поданным Н. Pavlov et al. (1982), наоборот, все 12 пациентов, страдавшие аналогичным поражением тазовых костей, были женщины.

По их мнению, преобладающее поражение костей, таза у женщин связано с анатомическими особенностями.

Комментарии запрещены.