Последние публикации

Локальный гиперостоз верхневнутренней поверхности большеберцовой кости

В СССР данные о маршевом переломе плюсневых костей приведены в работах Г. И. Турнера (1924) и М. И. Ситенко (1928). Надо сказать, что именно с маршевых переломов плюсневых костей началось развитие учения о патологической функциональной перестройке костной ткани вообще. Клинико-рентгенологические признаки перестроечного процесса в плюсневых костях не раз принимались за образец идентификации аналогичной патологии в других костях скелета.

Например, во время дискуссии, развернувшейся в Лондонском королевском обществе рентгенологов в 1944 году, D. Bertram указал на идентичность «стрессовых переломов шейки бедра и метафиза большеберцовой кости» с «маршевыми переломами плюсневых костей». В последние годы появились сообщения о возросшей частоте маршевых переломов у спортсменов высокой квалификации и артистов балета (Миронова с соавт.

, 1976; Sammarco С., 1984; Sullivan D. et al., 1984). Этими переломами страдают представители самых различных видов спорта, даже таких как плавание, когда спортсмену приходится часто отталкиваться стопами от стенки бассейна. Наибольшее количество стрессовых переломов костей стопы встречается у бегунов, но нередко они бывают и у балетных танцоров.

В период с 1970 по 1988 гг. в отделении балетной и спортивной травмы ЦИТО наблюдалось 30 больных с патологической функциональной перестройкой плюсневых костей. Средний возраст этих больных составил 21 год (от 16 до 34 лет). Все они были спортсменами высокой квалификации (22 человека) и артисты балета ведущих коллективов страны.

Примерно у половины пациентов симптомы маршевого перелома развились постепенно. У другой половины этот процесс возник остро, однако многие отмечали чувство дискомфорта, неловкости в стопе, небольшую травму, предшествующую перелому.

Комментарии запрещены.